Прелестная смутьянка — Милберн Мелани

Прелестная смутьянка : Милберн Мелани

Страница 8

Подумав об этом, Миа нахмурилась. Конечно, она станет известной, но какой ценой? Как она объяснит это семье?

– Мне не нравится, что меня используют в рекламных целях, – заявила Миа.

– Мне тоже не нравится, когда мои интимные места поливают горячим кофе, – отрезал Брайен.

Миа бросила на него испепеляющий взгляд.

Брайен рассмеялся и встал из-за стола, оказавшись прямо перед ней. Он поднял ее подбородок и заглянул в глаза.

– У тебя такое выразительное лицо, я не могу насмотреться на него. Большие серые глаза напоминают мне послеобеденное грозовое небо, то темное и хмурое, то освещаемое вспышками ярости.

Миа задержала дыхание, когда его большой палец коснулся ее нижней губы и стал водить по ней взад-вперед, пока девушка не почувствовала дрожь. Она понимала, что надо прекратить это, но его прикосновение словно гипнотизировало ее. Сердце Мии бешено застучало в груди, когда Брайен положил ей руки на бедра и подтянул поближе к себе.

– Ч-что ты делаешь? – спросила Миа охрипшим голосом.

Он крепко удерживал ее, длинные пальцы поглаживали изгиб бедра, рот скривился в ухмылке.

– Думаю, этот эпизод нам нужно проиграть наедине, чтобы, когда придется делать это на публике, все выглядело натурально. Своего рода репетиция, если хочешь.

– Репетиция? Репетиция чего?

Брайен склонил голову, его теплое с запахом мяты дыхание коснулось ее губ, и он произнес глубоким, чувственным голосом:

– Нам нужно прорепетировать сцены поцелуев, которые придется разыграть на публике.

У Мии сжался желудок.

– Сцены п-поцелуев?

Его губы еще больше приблизились к ее губам.

– Да, это когда я прикасаюсь к твоим губам, а ты мне отвечаешь тем же.

– Я знаю, что такое сцены поцелуев, но… – Миа не закончила фразу, потому что его губы крепко прижались к ее губам.

Для Мии это было абсолютным шоком. Как только его теплые губы коснулись ее, девушка почувствовала, словно какая-то внутренняя энергия переходит от него к ней. Еще не осознав это, она ответила на его поцелуй. Его язык проник к ней в рот, вызвав бурю эмоций в ее теле. Это было сумасшествием, но она ничего не могла сделать. Миа пыталась напомнить себе, как она его ненавидит. Но то, что она чувствовала, находясь в его руках, победило холодный разум. Девушка отвечала ему каждой частичкой своего тела. Ее никогда в жизни так не целовали. А это только репетиция! Миа принялась успокаивать себя: это все не настоящее. Это – игра, фокус для публики, для увеличения рейтинга. Ничего общего с действительностью, ничего общего с настоящими чувствами.

Брайен поднял голову и посмотрел на ее раскрасневшееся лицо.

– Класс! Думаю, я могу забрать назад все слова из той рецензии. Это была игра, достойная премии «Оскар». После этого вряд ли кто-нибудь усомнится, что ты любишь меня.

Миа выскользнула из его объятий, ее глаза сверкали гневом.

– Если ты думаешь, что сможешь давать волю рукам всякий раз, когда тебе этого захочется, тебя ожидает большое разочарование.

– Но это лишь спектакль. Между прочим, вчера вечером ты целовала главного героя, по-моему, не очень убедительно.

– Актеры не обязаны любить своих партнеров по роли. По крайней мере, я не испытывала к нему такой ненависти, как к тебе.

– Тогда для тебя это будет профессиональным подвигом убедить публику в своей любви ко мне, когда по-настоящему ты меня ненавидишь.

– Справлюсь, – съязвила Миа. – И докажу тебе, что я вовсе не такая жалкая актриса, какой ты выставил меня в своей рецензии.

– Отлично. Сегодня вечером у нас первое представление. В семь я пришлю за тобой машину. Надень что-нибудь красивое и сексуальное.

– У меня ничего такого нет.

Брайен достал кошелек и, открыв его, вынул толстую пачку денег:

– Купи себе что-нибудь.

Миа уставилась на деньги, не прикасаясь к ним.

– Бери, это условие сделки, забыла?

– Мне не нужны твои гадкие деньги. Я лучше оденусь в тряпье, чем возьму у тебя что-нибудь.

Брайен притянул ее к себе поближе и с невероятной ловкостью засунул ей пачку денег прямо в вырез топа. Миа задохнулась от неожиданности.

– Не следует со мной спорить. Ты играешь свою роль для меня, я плачу тебе и жду от тебя безупречной игры.

Миа с ненавистью посмотрела на Брайена, достала деньги и засунула их в задний карман джинсов.

– Я могу разыгрывать спектакль на публике, но, когда мы одни, я всей душой ненавижу тебя.

– Громкое и честное признание, – произнес Брайен, придерживая передней открытую дверь. – Проходи, я провожу тебя к машине.

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *