Разве мы женаты? — Макалистер Энн

Разве мы женаты? : Макалистер Энн

Страница 11

   Спенсер же по складу характера совершенно не был приспособлен для такой работы. Ему проще было облететь свет, провести десяток встреч и переговоров, найти недостающие средства и вложить их в тот проект, который неизменно оказывался доходным, благодаря деловому чутью и неусыпному контролю Спенсера Тиака. Дерзкая соседская девчонка стала его тихой и незаметной помощницей.

   Она работала на Спенса с шестнадцати лет, но и его бизнес был тогда невелик. По окончании школы Сэди улетела в Лос-Анджелес и поступила в Калифорнийский университет, закончив который вернулась в Монтану и снова попала в штат разросшейся за эти годы корпорации Спенсера Тиака. И их отношения перестали быть фамильярно-приятельскими. Спенс превратился для нее в мистера Тиака, а Сэди была для него лишь одной из великого множества подчиненных.

   Сэди не задевала эта перемена. Она считала, что плодотворность труда зависит от соблюдения требований делового этикета. Она не нуждалась в поблажках, выполняла всю работу в срок, получала за это высокую зарплату и была всем довольна. Ее характер никогда не был конфликтным, она снисходительно относилась к вспышкам гнева своего бывшего соседа, принимая их за последствия нервозной работы. Они эффективно сотрудничали долгие годы.

   Но она почти забыла тот недолгий эпизод, когда они неожиданно стали любовниками, поженились, спали в одной постели, затем поняли, что не стоило этого делать никогда и правильнее будет забыть обо всем этом. Так и поступили. Они почти забыли… И не вспоминали до этого самого дня…

   Сэди смотрела на свое отражение в зеркале ванной комнаты и с усмешкой думала: «Жена на неделю».

   — Сэди! — услышала она голос Спенса за дверью.

   — Да?

   — Что бы ты хотела на ужин? — спросил он.

   Ироническое настроение, которое овладело ею, подстрекало ответить: «Тебя, милый», но Сэди воздержалась и сказала дразнящим голосом:

   — Удивите меня, мистер Тиак.

   — Легко сказать, — недовольно парировал мужчина.

   Сэди вышла из ванной. От нее пахло свежестью.

   Спенс заказал в ресторане ужин, который был доставлен незамедлительно.

   — Как ты относишься к бирманской кухне? — спросил он Сэди.

   — Если это она, — указала женщина на искусно сервированный стол, — то пахнет изумительно и выглядит тоже.

   — Я всегда заказываю себе ужин в этом ресторане, когда бываю в Нью-Йорке… Что скажешь насчет вина? — поинтересовался Спенс.

   — Не стоит. Я и без вина сонная, — отказалась она.

   — Позволь, я помогу тебе сесть.

   — Вы очень галантны, мистер Тиак, — улыбнулась Сэди.

   — Благодарю. Но могу я попросить тебя об одном одолжении, Сэди? В период нашего пребывания в качестве супругов обходись без официальных обращений. Наше общение должно быть максимально непринужденным.

   — Готов рискнуть? — рассмеялась Сэди.

   — Я привык рисковать, — ответил он.

   Они поели с наслаждением. После ужина Сэди почувствовала себя отдохнувшей. Когда Спенс убирал посуду со стола, она предложила ему свою помощь, он же отказался под предлогом, что кухня недостаточно просторна и он привык справляться один.

   — Ты отдыхай, а я сварю кофе, — сказал мужчина. — Или, может быть, ты предпочитаешь чай?

   — Чай, пожалуйста.

   — Отлично! Сиди, сиди, я принесу, — еще раз остановил ее жестом Спенсер.

   Обычно случалось наоборот — она его обслуживала, а он лишь небрежно благодарил, да и то только тогда, когда ненароком вспоминал о вежливости.

   — Итак, — начала Сэди, когда Спенсер принес чашку кофе себе и чашку чая ей. — Значит, ты собирался жениться?

   — А что? Разве плохая идея? Потом ты знаешь, чем вызвана эта поспешность, — отозвался Спенс.

   — Вот это мне и кажется неприемлемым, — прямо сообщила Сэди.

   — Потому что нет романтики, свадебных нарядов, цветов, сотен приглашенных… Романтика для бессребреников вроде тебя. В нашем кругу брак — экономический альянс. Дина Уилсон это понимает и принимает, — высокомерно рассуждал Спенсер.

   — То, что ты говоришь, — гадость, — коротко резюмировала Сэди.

   — А что мне до твоего мнения? Ты рассуждаешь, как множество обывателей, которые барахтаются в мелкой луже, называемой благополучием. У тебя с рождения было все необходимое для нормальной жизни, и к большему тебе стремиться незачем. Я принадлежу к другой категории людей, поскольку обречен пройти весь этот путь от самого низа до самого верха. Остановиться добровольно и отказаться от дальнейшего движения ввысь в данный момент я не могу, потому что еще чувствую в себе потенциал. И поэтому каждое мое действие должно способствовать этому движению… Брак в том числе.

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *