Разве мы женаты? — Макалистер Энн

Разве мы женаты? : Макалистер Энн

Страница 19

   Напоминание о дедовском кольце потрясло Спенсера Тиака. Он был вне себя от счастья и гордости. Кто-то берег все эти годы его реликвию. Кто-то дорожил ею. И теперь эта бесценная вещь возвращалась к нему. И как он мог подарить это кольцо, выпустить его, из рук, добровольно расстаться с ним? Как мог? Что значила для него Сэди четыре года назад, раз он так легко распростился со своим сокровищем? На эти вопросы у Спенсера не имелось ответа. Он готов был откупиться любыми суммами и подарками, лишь бы вернуть себе память о деде, каковой было старинное кольцо с внушительным темно-красным камнем, окруженным перламутровой инкрустацией в форме сердца.

   Это кольцо принадлежало еще прадеду Спенса, который, согласно семейному преданию, преподнес его своей возлюбленной. С тех пор в их семье перстень стал символом признания, которого удостаивалась избранница первенца. Лишь отец Спенса пренебрег этой традицией. Он не любил кольцо и не подарил его матери Спенса, ошибочно полагая, что живет своим умом.

   И кольцо досталось Спенсу, когда дед умирал. Слова завещания с трудом сходили со стариковских губ, но навечно запечатлелись в памяти внука. Спенс поклялся, что расстанется с кольцом, лишь когда встретит ту единственную, которой и наденет его на безымянный палец у алтаря.

   Либо в юности он был наивен, либо в зрелости поглупел…

   Но факт расставания с этим кольцом потонул в забвении.

   — Ты меня понимаешь? Это фамильная ценность! — принялся он объяснять Сэди свое желание получить перстень обратно. Дело было в терминале аэропорта.

   — Я помню, ты мне рассказывал, что оно досталось тебе от деда, а тот получил его от своего отца, — пресекла она красноречие Тиака.

   — Я благодарен тебе за понимание, — искренне признал Спенсер.

   Когда эйфория прошла, он почувствовал себя очень глупо, словно опять стал неказистым, угловатым и бестолковым мальчишкой.

   Когда они получили багаж, Сэди тихо сказала:

   — Отойдем в сторону.

   — Для чего? — спросил он.

   Она промолчала, открыли свой чемодан и из-под аккуратно сложенной стопки одежды извлекла футлярчик с достопамятным перстнем.

   — Вот, — сказала Сэди, передавая сокровище владельцу.

   Спенс не верил своим глазам. Он вновь обладал тем, что считал безвозвратно утерянным. Мысль о счастливом предзнаменовании в числе первых пришла ему на ум. Он тут же спрятал кольцо в нагрудный карман.

   Делегация была уже в сборе, и все ее члены прилетели со своими супругами, как и хотел мистер Исогава.

   Стив Уолкер со своей женой Кэти, Джон и Марион Тен-Айк, Ричард Карстейрс и его свободолюбивая Леони.

   — Спенс, дорогой! — первой поднялась ему навстречу Леони, готовая кинуться на шею.

   О распущенности этой женщины ходили легенды, что нисколько не мешало ее супругу Ричарду делать карьеру. Скорее даже, помогало. Леони была невероятно приветлива со всеми его самыми влиятельными партнерами.

   Сэди была знакома с этой женщиной заочно. Она много о ней слышала от жен других членов делегации и не раз беседовала с Леони по телефону, обговаривая условия этой поездки.

   Когда Исогава-сан выразил желание устроить неформальную встречу семьями, исполнительная Сэди обзвонила всех жен соинвесторов Спенсера Тиака и заручилась их обещаниями сопроводить мужей.

   — А вы Сэди? — воскликнула Леони. — Узнаю ваш голос.

   — А я узнаю ваш, — отозвалась Сэди. — Вы Леони Карстейрс.

   Женщины пожали друг другу руки. Леони, давно желавшая сблизиться, в свойственной для нее манере, со Спенсером Тиаком, оценила соперницу и многозначительно улыбнулась, принимая вызов, которого не было.

   — И какими судьбами, дорогая? — спросила Леони.

   — Разрешите представить мою жену Сэди, — обратился ко всем присутствующим Тиак.

   — Я-то всегда думала, что Сэди твоя помощница, Спенсер… — выразила свое изумление Леони.

   — Одно другому не мешает, — резонно заметил Спенс.

   — Служебный роман, если можно так сказать, — смущенно заметила Сэди. — Какая секретарша не мечтает стать женою босса? — дерзко пошутила она.

   — Однако редкой секретарше это удается, — скупо парировала Леони.

   — Не своди свои обязанности к секретарским, дорогая, — поправил жену Спенс, демонстрируя непринужденность их общения. — В чем ей не откажешь, так это в скромности. Мы женаты четыре года, а она требовала не афишировать этого! — во всеуслышание солгал бизнесмен.

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *