Разве мы женаты? — Макалистер Энн

Разве мы женаты? : Макалистер Энн

Страница 8

   — Тем более, — усмехнулся Спенс.

   Они поднялись по ступеням, он галантно пропустил женщину вперед, хотя уже много лет не воспринимал Сэди в таком качестве. Она всегда была для него верным солдатом, членом его команды, не более того. Спенсер шел за Сэди следом и неожиданно поймал себя на том, что внимательно следит за ее легкой поступью, за движением ее бедер, за грациозным изгибом руки, касающейся перил.

   Спенс остановился…

   Пройдя немного вперед, Сэди обернулась.

   — Что случилось? — спросила она. — Я же говорила, что он тяжелый. Я прихватила с собой несколько папок с документами, чтобы не терять время в полете.

   — Нет-нет, все нормально… Так, вспомнил кое-что, — покачал головой начальник.

   Сэди вопросительно приподняла брови, но промолчала и пошла дальше. Спенс подождал, пока она обогнет лестничный пролет, и продолжил движение.

   На третьем этаже она дождалась его. Спенс достал ключи, открыл дверь квартиры.

   — В данной ситуации будет излишним переносить меня через порог, — пошутила Сэди.

   — Тебе этого так не хочется? — полюбопытствовал Спенсер.

   — Нет, конечно, — рассмеялась Сэди, — С какой стати? Не будем переигрывать, достаточно того, что вы помогли мне с чемоданом.

   — Тем не менее нам стоит более натурально вести себя, если мы не хотим, чтобы мистер Исогава заподозрил подлог, — заметил он.

   — В каком смысле? — насторожилась Сэди.

   — В-пятницу ты вылетаешь со мной на остров в качестве моей жены, — уведомил ее босс.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

   Сэди замерла, не решаясь переступить порог его дома.

   — Что тебя смущает? — спросил Спенсер.

   Он прошел в квартиру и поставил чемодан на пол в просторном холле.

   — Мы женаты, следовательно, я — твой муж, а ты — моя жена. Ты согласна со мной, Сэди?

   — Против документов не поспоришь… — вынуждена была ответить женщина. — Но мы оба знаем, что это далеко от истины.

   — Но, может быть, и знаем, но мистеру Исогаве это неизвестно. Наша задача — заставить его поверить в то, что мы идеальная пара.

   — А если нас разоблачат, мы будем иметь очень бледный вид, — предупредила она босса.

   — Ерунда, — отмахнулся он. — Кто может разоблачить нас? Есть свидетельство о браке, и этим все сказано. Мы пара, мы семья, о прочности наших отношений говорят не только четыре года брака, но и еще более длительный период совместной работы. Мы не только супруги, но и друзья, коллеги, соратники. По-моему, отменная легенда. Исогава, как приверженец традиций, должен будет высоко оценить это, — довольный собой, резюмировал изворотливый бизнесмен. — Что скажешь?

   — А то, что я не призналась ему в этом по телефону, — парировала Сэди.

   — Объясним это как нежелание без надобности посвящать окружающих в детали нашей личной жизни. Это лишь подчеркнет, сколь трепетно мы относимся к нашему браку и не позволяем работе превалировать над романтикой, — цинично вывернулся Спенсер.

   Сэди нахмурилась, давая боссу понять, что не одобряет обмана. Однако Спенс нахмурился еще сильнее, показывая этим, что не допустит возражений со стороны подчиненной.

   — Я принял решение, Сэди. Это не обсуждается! — безапелляционно заявил мистер Тиак.

   Он мог бы высказаться и резче, но ощущение, которое посетило его на лестнице, не позволило ему переступить ту стену, которая неожиданно выросла между ним и этой женщиной. Именно женщиной, а не подчиненной, понукаемой, зависимой девочкой-секретаршей.

   Она-то не изменилась ни на йоту, но маленькая вспышка в его сознании усложнила ему задачу, Спенс это чувствовал и ничего не мог поделать. Он даже прикрикнул на нее как-то ласково, и Сэди это заметила и растерялась.

   Человек, который сам о себе любил говорить, что питается акулами на завтрак, вдруг стушевался перед своей сотрудницей.

   Сэди не умела ему перечить. Видя его настойчивое желание претворить новый план в жизнь, она предпочла согласиться.

   — Ну, ладно, — нехотя, тяжело вздохнув, проговорила женщина.

   Он знал все ее доводы, поэтому спорить было бесполезно. К тому же Спенс не одобрял разного рода споры, дискуссии, диспуты. Все самые важные решения он принимал наедине с самим собой, а от окружающих требовал только одного — подчинения. Что они и делали, понимая, что всяческие препирательства с этим упрямым человеком — пустая трата времени и сил.

Оставить отзыв

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *